Рейтинг популярности

Рейтинг популярности
4 Апреля 2016
Публикация в апрельском выпуске журнала "Номер"

На наше интервью, которое состоялось в ресторане «Волга», Владимир Михайлов пришел не с пустыми руками. Устройство для удаления этилового спирта из вина – одна из его разработок. Пока на наших глазах привычное сухое вино медленно, но верно превращалось в безалкогольное, мы успели поговорить о бизнесе, политике, эффективном использовании времени и изобретениях, над которыми Владимир Викторович работает сегодня.

- Так исторически сложилось, что Кострома – типичный торговый город. Почему Вы решили заниматься здесь производством?

- Производство как таковое никогда не являлось для меня самоцелью. Передо мной всегда стояло три задачи. Задача минимум – делать то, чего не делают в Костроме. Следующая задача – найти продукцию, которой нет в России. И, наконец, задача максимум – найти что-то такое, чего не делает никто в мире. Может, кому-то это покажется обидным, но я давно для себя решил, что нет смысла конкурировать с такими же голодранцами, как я. У нас есть компании, которым удалось занять в торговле свою региональную нишу. Иногда им удается сделать это в масштабе нескольких областей. Но конкурировать с федеральными сетями все равно крайне сложно. Поэтому я не вижу перспективы в торговле. Если у тебя даже теоретически нет шансов стать лидером, то рано или поздно тебя просто сожрут.

- Какой-то пессимистичный сценарий…

- В торговле чтобы избежать подобного, нужно быть или слишком крупным или, напротив, очень мелким, маневренным и подвижным. В производстве же, если ты не ищешь что-то новое и не развиваешься, то уже отстаешь. Потому что стоишь на месте в то время, когда другие двигаются вперед. Так что процесс поиска чего-то нового идет постоянно.

- Если я правильно понимаю, то этот процесс сопровождает Ваш бизнес с самого старта. Правда, что звание Заслуженного изобретателя Вы получили за станок для намотки ваты, разработанный еще в девяностые?

- Да, это действительно так. Я – не профессиональный изобретатель, которому бы платили зарплату за какие-то разработки. В большинстве случаев мои изобретения – следствие необходимости. Так получилось и со станком для намотки ваты. Существовавшие в то время стоили очень дорого, и я не мог позволить себе приобретение подобного оборудования. Для сравнения: в тех ценах покупка одного станка обходилась в 120 тысяч рублей, а у того, что сделали мы, себестоимость была пять тысяч рублей. Мы продали более ста двадцати станков. Сегодня этот бизнес закончился, потому что в нем нет необходимости. Но наши станки оказались настолько надежными, что работают до сих пор на целом ряде предприятий не только в России, но и странах ближнего Зарубежья: Армении, Узбекистане, Белоруссии, Украине.

- Для Вас это было первое серьезное изобретение?

- Скорее первое изобретение, которое принесло финансовый результат. А, вообще, это просто особенность характера. Всегда пытаешься что-то исправить, доделать. Например, у меня было три машины отечественного производства, и в каждой из них я что-то дорабатывал. То же самое - с ружьями. Один юморист как-то подметил, что русские дети более развитые, потому что у них с самого раннего возраста по-другому работает мышление. Наш мальчишка берет палку и воображает, что у него в руках меч. А за границей у любого ребенка меч – это и есть игрушечный меч, купленный в магазине. Не надо фантазировать и что-то доделывать.

- Устройство для удаления этилового спирта – Ваша самая свежая разработка?

- На самом деле, этому «свежему устройству» уже шесть лет. И я его до сих пор окончательно не реализовал. Мой недостаток в том, что идей очень много. Обычно бывает так, что приходит какая-то идея, она мне нравится, я живу с ней неделю-две-три. В этот момент в голову приходит что-то еще, и я переключаюсь. У меня много наработок, но именно из-за этого далеко не все из них доведены до конца. Так и устройство для удаления спирта из вина еще нуждается в доработке, потому что я переключаюсь на другие темы.

- А зачем вообще удалять из вина спирт?

- Вы когда-нибудь пили растворитель?

- Конечно же, нет.

- А водку?

- Ну, конечно.

- Вы, наверняка, знаете, что водка на 40 процентов состоит из этилового спирта. А в лакокрасочной промышленности этиловый спирт используется как растворитель. Так что Вы все-таки пили растворитель, правда, разбавленный. Согласитесь, не очень приятно это осознавать. Я недавно был в Париже, и появление этого устройства на столе в ресторане вызвало настоящий ажиотаж. Все задавали вопросы, интересовались. И это неудивительно: французы остаются одной из самых пьющих вино наций. Сложно представить, чтобы во Франции отказались от вина. Но с помощью моего устройства можно не терять существующие традиции, уменьшив при этом употребление этилового спирта.

- С Францией понятно. А какие перспективы у прибора в России?

- В любой компании на любом празднике почти всегда за столом есть люди, которые не употребляют алкоголь. Я сам не пью водку с 1999 года, теперь отказался и от алкогольного вина. Кто-то делает это из внутренних убеждений, кому-то нельзя по состоянию здоровья, кто-то ждет ребенка, а кому-то – нужно садиться за руль. Почему эти люди должны пить сок? Безалкогольное вино – это отличный выход из ситуации. Многие люди, которые пробовали безалкогольное вино, утверждают, что там есть алкоголь. Это лучшее доказательство того, что вино сохраняет свои качества даже после удаления из него этилового спирта. Кроме того, забрав из вина спирт, мы забираем его вредные свойства, а оставляем полезные.

- Одно из самых обсуждаемых Ваших изобретений – михалет. О нем говорят уже давно, но Вы пока что так и не поднялись в воздух на придуманном Вами летательном аппарате…

- У меня нет никаких сомнений в том, что человек будет летать. Моя идея заключается в том, чтобы взлететь с помощью мускульной силы и разработанного мною винта. Я хочу доказать, что человек может более эффективно передавать свою силу, отталкиваясь от воздуха. А раз реально передавать силу, то можно и забирать энергию. Так что я не сомневаюсь, что скоро полечу. Этого до сих пор не произошло лишь по причине большого количества других дел, идей и проектов.

- На Вашем предприятии действует система управления персоналом, которую многие считают достаточно жесткой и даже авторитарной. Согласны ли Вы с такой характеристикой?

- Я считаю, что дружно, весело и непринужденно можно только разваливаться. Если руководитель предприятия выпивает с коллективом, поет песни и ходит на зеленую, то это верный путь к банкротству. Обязательно найдется конкурент, который в это же самое время будет думать о повышении эффективности работы. Программа управления персоналом – это следствие необходимости. Она дает возможность контролировать, анализировать, оптимизировать и улучшать нашу работу. Программа дает возможность видеть в режиме реального времени, кто и какую работу выполняет, сколько времени на это тратит. Самое же главное – мы научили сотрудников планировать и анализировать свою работу. Система успешно функционирует, но мы ее постоянно совершенствуем и дорабатываем. Впрочем, как и все остальное.

- У Вас дома все так же систематизировано, как на работе?

- Не думаю. Тем более, что с детьми это просто нереально. Хотя я хочу, чтобы старший сын, которому 8 лет, начал пользоваться программой управления временем, которую я придумал. Время – это самое дорогое, что у нас есть. И я хочу, чтобы мои дети поняли это как можно раньше.

- Тайм-менеджмент – действительно важное и популярное направление. В чем секрет эффективного управления временем от Владимира Михайлова?

- Здесь много нюансов. Например, недавно я перешел на полифазный сон, то есть сплю не один раз в сутки, а несколько. Полифазный сон позволяет исключить в общем-то необязательный период неглубокого сна. Я сплю четыре часа ночью – с трех до семи, двадцать минут на работе, и двадцать минут – вечером. В сумме получается пять часов в сутки. То есть, у меня добавляется еще три полноценных часа. Но нехватка времени все равно ощущается. Это в тихое и спокойное время капитан теплохода или самолета может передать управление второму пилоту, а в экстремальной ситуации он должен быть у руля. Сегодня даже признанные лидеры среди предпринимателей говорят, что бизнес в России – это постоянная борьба за выживание. Так что приходится быть у руля и постоянно контролировать ситуацию.


Галерея

Комментировать
Ваш комментарий появится на сайте после модерации.